7+

Путеводитель по Коломне

Главная  /  Мы тут были!  /  Путешествие в Коломну

Гаснет тихий светлый осенний день, за окном автомобиля бегут зелено-желтые деревья, небо еще дарит свою полуденную синеву, летит дорога… и это путешествие уже принадлежит вечности…

В последнюю субботу сентября снова пришлось побывать в Коломне и ее ближайших окрестностях. Два года минуло с последней поездки в этот милый уездный городок, один из красивейших городов-музеев России, славный своим прошлым, однако об этом чуть позже.

А вот Коломна сегодня — это еще одна отверстая, зияющая рана России. Кто посмел, кто покусился на это чудо Божие, на это творение рук русского мужика, мастера-искусника, ваятеля цветков каменных, соработника оленя-серебряное копытце, исторгающего одним ударом своим целые горы кружевных злато-серебряно-самоцветных затей?! Местные жители с унынием называют губернатора многострадальной Московской области, героя Советского Союза (?) Громова, да еще «мэра» города, имя его Ты, Господи, веси… На самом подъезде ко Кремлю, к знаменитой Маринкиной башне (где, по преданию, томилась гордая полячка Марина Мнишек, где и по сю порю живут мрачные духи, что стонут и плачут ночами), под святыми храмами, на берегу (здесь довольно крутом и узком) вляпан, вмазан, как пощечина всем нам, русским, нашему героическому прошлому, вляпан нынешними «героями» чудовищный, огроменный, круглый, крытый, костлявый, вся геометрия конструкций наружу, оранжевый (!) каток, именуемый конькобежным комплексом, единственным на всю Россию. Очевидно, пример рытья сатанинского капища у стен московского Кремля оказался весьма заразительным. Понятно, что снявши голову — по волосам не плачут. И все же невозможно не ужаснуться деяниям «молодых хозяев Земли», хоть и сказано в Писании: «Смотрите, не ужасайтесь, ибо надлежит всему тому быть, но это еще не конец: ибо восстанет народ на народ, и царство на царство; и будут глады, моры и землетрясения по местам; все же это — начало болезней» (Мф. 24, 6-9). И меркнет перед этим страшным, красноватым, как бы надломленным посредине «блином», лежащим прямо в русле Москвы-реки, уродство, навороченное супротив Кремля, — новоявленные «коттеджи». И надо думать, это еще не все, что ожидает жестоко изнасилованную Коломну, надругательства еще впереди. Ведь для любителей коньков понадобятся гостиницы и мотели, транспортные стоянки, а главное, — огромное количество помоек… Вместо миленьких бобров и волшебных соловьев, вместо сиреней и жасминов и упоительного благоухания майской крапивы, вместо чудесного крутого обрывистого спуска к реке, вместо песчаного бережка, вместо привычных мостков, на которых бабы зимой и летом полоскали белье, вместо жизни… Господи, спаси и сохрани!

И все же милая, чудная, нежная, все равно ты еще бесконечно хороша, Коломна!

Все поет над тобой Чудо-Троица в Ново-Голутвинском монастыре, все дивно покоится в пределах твоих великая тайна Воскресения, ведь в самом древнем храме твоем, Воскресенском (середина XIV в., уничтожен большевиками) венчался в 1366 году св. благоверный князь Димитрий Донской с возлюбленной княжной Евдокией Суздальской…

Путешественника все так же встречает знаменитая 54-метровая ампирная колокольня церкви Иоанна Богослова на площади у торговых рядов, в самом же храме сейчас полным ходом идет ремонт.

«Коломна городок — Москвы уголок», — говаривали прежде русские люди.

«А город каменной, что Московский Кремль», — писал Адам Олеарий в своем «Описании путешествия в Московию», где бывал в 30-х годах XVII столетия. Говорят, что коломенский Кремль второй по красоте после московского.

Коломна — город старинный; впервые она упоминается в летописи в 1177 году… Упоминается как город рязанский, в лоне Рязанского княжества и пребывала Коломна вплоть до 1305 года, когда Московский князь Юрий Данилович присоединил ее к своим владениям.

В святые сентябрьские дни (и еще на Димитрия Солунского и в Дмитровскую родительскую) всегда вспоминается ратный подвиг русских в далеком 1380-ом году, когда войско князя Димитрия неумолимо подвигалось к Куликову полю, когда непостижимо переворачивалась очередная великая страница нашей истории. Еще в 1237 году, вслед за Рязанью, Коломна была жестоко разорена Батыем. С XIV века, до воцарения Романовых, Коломна была важным стратегическим пунктом, оборонявшим Москву с юга. Не раз она мужественно стояла за стольный град, сама подвергаясь пожарам и погромам.

Итак «пятнадцатого августа войска достигли Коломны. Здесь, как в полном котле, уже кипели многие ополченья, ожидавшие Москву. Стояли сорок тысяч, пришедших с Ольгердовичами: с Андреем да с Димитрием. Подошел князь Федор Елецкой со своими полками да воевода князь Юрий Мещерский — со своими. Да великое число сошлось малых ратей — нижегородские купцы с посадов пришли, не спросясь своего князя, да белевичи, да, может, и не осталось на Руси города, откуда хоть малое число не пришло бы. И еще иные шли, торопясь. И с ними — Клим-кожевенник со своей рязанской дружиной. Двадцатого августа рано поутру ударили колокола, и воеводы поехали навстречу Дмитрию» (Бородин С. П. Дмитрий Донской. Кемерово. 1974. С. 323-330).

Собиралась великая русская рать здесь, под Коломною, собиралась на Девичьем поле, которое уже давно вошло в черту города, «смотрели войско», а потом пошли к Лопасне. А потом было поле Куликово… Была могучая победа. Русь, несмотря на все дальнейшие испытания, уже не могла оставаться безропотной данницей татарщины, и с конца XIV века начинается самый настоящий, устремленный горè, к Богу, подъем, вся духовная красота которого как-то разом сказалась в русской иконе той эпохи, как-то разом особенно показалась в Троице преп. Андрея (Рублева). Сбылось предсказание преп. Сергия о возрождении Руси, благодать его благословения как бы объяла все естество Димитрия, сдержал обет свой св. князь, воздвигнув на Угреше Никольский монастырь (1), начали, наконец, срастаться русские раны, ширилось и крепло царство Московское.

В 1525 году после разорения Коломны крымским ханом Мехмет-Гиреем началось строительство Кремля (до 1531 г.), который возводился по всем правилам фортификационных сооружений тех лет. Сегодня из 16 его башен сохранилось лишь 6, но и по ним можно судить о мощи средневековой крепости. В 1547 году Иоанн Васильевич Грозный готовился к своему великому Казанскому походу 1552 года, когда пал последний ордынский оплот, когда твердою ногою стала Русь над татарами. У Коломны тогда долго собирались его войска, здесь разрабатывался план похода, здесь епископ Феодосий служил молебны о даровании победы царю, сюда текла всяческая помощь. И не менее ликовала Коломна после победы, после триумфального взятия Казани, после торжества Креста над полумесяцем. Тогда в Кремле была построена Успенская церковь Брусенского монастыря: небольшой шатровый храм, как в Рязани и Солотче, как в Муроме и в Москве. Именно шатер, устремленный ввысь и увенчанный крестом, более всего соответствовал храму-памятнику народной победы.

В смутное время Коломна страдала очень много. В 1606 г. она была взята Болотниковым, в 1608 — Лисовским, в 1609 — отбилась от Сапеги, но была взята Тушинским вором, а в 1611 восстала против поляков вместе с другими городами южных пределов Московской Руси. В этом же году обреталась в Коломне бежавшая из Калуги Марина Мнишек с сыном Иваном, позже скрывавшаяся в Астрахани, но выданная стрельцам в 1614-ом. В последний раз враги были под Коломной в 1617 году, когда защитник ее князь Григорий Волконский (подручник князя Пожарского) дозволил гетману Сагайдачному перейти Оку, а затем поспешил на оборону Москвы, осажденной королевичем Владиславом.

Богата Коломна своим славным прошлым, уныла настоящим, событиями ХХ столетия. Конечно, были бравые советские годы, когда успешно развивались колхозы, пахались и засевались поля, стрекотали тракторы и работали заводы, распевали песни и крутили кино в доме культуры и даже создали краеведческий музей, с обязательной «красной» экспозицией. Но не менее, а даже более успешно развивался город до пресловутой революции, разрушившей Россию теперь уже до основанья…

Однако обратимся к источнику: «Коломна всегда имела, имеет и ныне большое торговое и промышленное значение. Первое усиливается ее положением у пересечения железного пути с судоходной Окой и ее пристанью. Во главе заводов Коломны стоит громадный завод, основанный А. Струве и принадлежащий ныне Обществу Коломенского машиностроительного завода. Завод этот выделывает паровозов, вагонов, цистерн, платформ, пароходов, паровых машин, локомобилей, котлов и т. д. на сумму свыше 7,5 мил. руб., при 5.200 раб. В Коломне есть еще фабрики шерстяные, шелковые, рогожные, винокуренный завод, так что все производство города простирается до 9 мил. руб., при 6.700 раб. В 1863 г. в городе считалось 16.400 жит., по всеобщей переписи 1897 г. оказалось около 21.000. Лучшие гостиницы в городе: Большая (Шварева) и Алексеевская (Иванова)» (Россия. Полное географическое описание нашего Отечества. В 12 т. С-Пб., 1899. Т. 1. С. 408) — это, как видно, данные отнюдь не 1913 года!

И, конечно, вся эта живая жизнь освящалась молитвою… Хороши коломенские храмы, замечательны монастыри — все здесь история государства Российского. Голутвин-Богоявленский монастырь расположен на самой окраине города (прежде 4 версты от Коломны) в виду железной дороги у слияния Москвы-реки с Окой. Основан он в 1385 г. Дмитрием Донским по совету Сергия Радонежского, а строителем его был ученик преподобного монах (позже игумен) Григорий. К XIV в. относится собор Богоявления, были тут еще две каменные церкви во имя преп. Сергия и в честь Введения Богоматери во храм. «В Староголутвином монастыре находится древний местночтимый образ преп. Сергия и посох его, оставленный строителю обители Григорию. Ежегодно в обители совершается два торжественных крестных хода: 25 сентября/8 октября (на Сергия) вокруг монастырских стен и в четверг пред Троицыным днем в город Коломну. <…>При Староголутвином монастыре существует церковно-приходская школа и богадельня для престарелых иноков» (Православные русские обители. С-Пб., 1910. Репринт, 1994. С. 334). Увы, ныне все это из области преданий. Еще до недавнего времени разрушенный монастырь, правда, с уцелевшими псевдоготическими башнями ограды, привлекал взгляд любопытного путешественника, уносившегося на поезде в южном направлении. Как будто сегодня там пытаются возродить жизнь…

Как пытаются оживить и Бобренев монастырь, что на другом берегу Москвы-реки, прямо против сказочного храмы Николы Мокрого, за Пятницкими воротами Кремля, лет 25 назад поразившем мое воображение целой горкой кокошников, из которой вырастают пять достаточно изящных барабанов. Кокошники эти прежде были покрыты керамической цветной черепицей, бирюзово-зеленого и песочного цвета. Сегодня остатки прежней роскоши и красоты русского мировидения можно узреть лишь на куполах храма, кокошники же, к сожалению, горе-реставраторы перекрыли простым крашеным железом.

Итак, Богородице-Рождественский Бобренев обетный монастырь. Тоже XIV столетие, тоже Куликовская битва — все здесь в Коломне освящено этой драгоценной памятью (тем страшнее осквернение, о котором сказано выше!!!). Предание говорит, что перед сражением св. князь Димитрий со своим воеводою Дмитрием Михайловичем Боброк-Волынским объехал поле Куликово, испытывая старые воинские приметы, сходя с коней и «слушая землю». Тогда-то как будто и дали оба Димитрия обет, в случае победы построить монастырь на коломенских землях Боброка. «Облик белокаменного собора реконструируется достаточно ясно, Это был высокий трехапсидный храм, сложенный из гладкотесанных блоков, одноглавый, украшенный изящной резьбой. …Кровля, вероятно, венчалась кокошниками, на которых покоился барабан со шлемовидной главой и крестом. <…> Богородице-Рождественский собор был хорошо виден из Кремля, он сверкал, подобно евангельской жемчужине. Вместе с Успенским собором Коломны эти два храма составляли грандиозный ансамбль, связанный не только архитектурно, но и духовно; ведь оба памятника посвящены победе над Золотой Ордой» (Славацкий Р. Богородице-Рождественский Обетный Бобренев мужской монастырь. Коломна, 2001. С. 4). Предание говорит о таинственном подземном ходе, связывавшем монастырь и Кремль; вероятно, обитель была особножительною, а общее число братии едва ли доходило до 20 человек.

Замечательною была монастырская библиотека. Во всяком случае, толковая Палея, переписанная в 1407 году хранится ныне в Российской государственной библиотеке. В XVIII веке на месте обветшавшего памятника старины был возведен новый собор; начали его строить в 1757 г., а завершили только в 1790-ом при епископе Коломенском Афанасии. Это был один из образованнейших и культурных людей своего времени. До занятия кафедры Афанасий был архимандритом Заиконо-Спасского монастыря и ректором Славяно-Греко-Латинской академии. Владыка прекрасно понимал важность сохранения Бобренева монастыря как памятника Куликовской битвы. Он определил ему быть своей резиденцией, и с конца XVIII столетия здесь началось бурное строительство: собор, колокольня, монастырская ограда… Стены обители сооружены по проекту М. Ф. Казакова. Во всяком случае, они сработаны в неоготической манере, как и стены Староголутвина и Брусенского монастырей. «Напротив Коломенского Кремля появился как бы маленький кремль: белые стены, Святые ворота, украшенные причудливыми резными пирамидками, а по углам — алые башни с узорчатой белокаменной резьбой и шпилями. Нарядный городок, словно в зеркале отражающий древнюю Коломну. Этот зеркальный эффект “двух крепостей” придал небывалую художественную мощь всему пространству между монастырем и Кремлем. Когда от Бобреневской переправы идешь к монастырю, то чувствуешь себя будто в огромном храме, а небо между Кремлем и Бобреневым кажется огромным лазурным куполом, простертым между этими святынями…» (Славацкий Р. Там же. С. 8).

Храм в честь иконы Божией Матери Феодоровской был возведен на месте старой, обветшавшей Входо-Иерусалимской церкви в 1860 году. Здесь хранились две драгоценные святыни: чудотворный, особо чтимый жителями Коломенской страны список с Феодоровской иконы, а также крест с частицей мощей великомученика и целителя Пантелеймона. Коротко рассказывая о монастыре, все же нельзя не назвать имени его замечательного жертвователя, потомственного гражданина Коломны Давида Ивановича Хлудова, пожалованного за свою попечительскую деятельность чином статского советника (1879 г.).

После революции монастырь был осквернен и ограблен. В 1930 году обитель была окончательно закрыта, и долгие годы мерзость запустения царила здесь. В Бобреневе была попросту свалка мусора. А когда в 1989 году решено было восстанавливать обитель, отсюда было вывезено полторы тысячи КАМАЗов всяческого хлама. Сегодня в монастыре вновь возносится молитва, сегодня постепенно возвращается его почитание, медленно, но все же идет возрождение…

Возрожден в последние годы и Троицкий Ново-Голутвин монастырь в центре города. Сегодня это вполне преуспевающая обитель. Ее сестры держат керамическую мастерскую, создают мозаичные иконы, занимаются шитьем. Здесь свое хозяйство, амбулатория для больных, есть даже… верблюд, симпатичный, двугорбый, который, кажется, с удовольствием труждается на общее благо. Точно время основания этого монастыря неизвестно. Предполагают, что возник он в середине XIV века с учреждением в Коломне архиерейской кафедры. И до 1799 года он так и служил архиерейским подворьем, в том же году стали именовать монастырь Ново-Голутвинским в отличие от Старо-Голутвинского.

В этот раз побывали мы и в Черкизове, расположенном в 10-12 верстах от Коломны. Это одно из старинных сел, во множестве окружающих город. Названия их — Акатьево, Мячково, Никульское, Северское — встречаются в документах, относящихся к Коломенскому краю. В XIV веке упоминается и Черкизово. По преданию, оно было пожаловано князем Димитрием Ивановичем татарскому царевичу Серкизу, который крестился на Москве с именем Иван, сыну же его при крещении было дано имя Андрей. В лихую годину храбро бился на Куликовом поле оный Андрей Иванович, будучи воеводою Коломенского (по другим сведениям Переяславского) полка и геройски погиб за землю Русскую. В синодике, являвшемся одним из главных Куликовских источников, среди прочих записано поминание Андрею Ивановичу Серкизову. А село, скорее всего, по прозванию царевича так и стало именоваться Серкизово (Черкизово). В 1543 году называлось село это Государевым, бывал здесь царь Иоанн Васильевич, и как будто подарил он вотчину Олегуке-мурзе, также поступившему на русскую службу, принявшему святое крещение, в память о чем в Черкизове была построена церковь Собора Пресвятой Богородицы. С 1689 года селом владел Михаил Алегукович Черкасский, из Олегукова рода. И в то время здесь была сооружена еще одна церковь — Никольская, а в 1749 построили третий храм — Успенский.

Собственно, Никольский храм на погосте Старки в Черкизове (единственный уцелевший) и был целью нашего путешествия. Церковь эта в 1759-1763 гг. была перестроена; некоторые краеведы предполагают, что автором реконструкции был известный архитектор В. И. Баженов. Однако есть и другое мнение — архитектор круга Баженова. Как бы то ни было, но церковь эта достаточно интересна и своей псевдоготикой, и внешним декором. Говорят, что автор использовал во внешнем ее убранстве символику карт, которыми будто увлекался князь Черкасский. Во всяком случае, на четверике четко различается обозначение бубновой масти, а угловатые пинтакли, окружающие барабан напоминают пики. В храме сохранился и иконостас того времени с весьма любопытным и редким резным изображением причастной чаши прямо над царскими вратами. Церковь эта уже в ХХ веке оставалась единственной действующей на всю округу (не считая еще одной, Богоявленской, в Коломне) и сюда были принесены местными жителями домашние иконы. Так что это еще и достаточно трогательный памятник благочестия нашего народа, сохранившего веру в тяжелые годы гонений на православие. Все в этом храме нетронутое, настоящее, намоленное простым русским крестьянином, кажется, и самый воздух здесь особенный. Удивителен и погост Старки, на котором возвышается храм: тут надгробия Черкасских и множество старинных надгробий черкизовских прихожан, правда, со сбитыми крестами, рассказывают, что во время хрущевских гонений пострадало это уникальное кладбище. И все же какой-то особенный дух оно хранит. Множество поздних цветов высажено на нем — малиновые и лиловые, бархатно-желтые с бруснично-бордовыми, а кругом осенняя зелень. Это труды обитателей интерната «Милосердие», помещающегося в одном сохранившемся флигеле бывшей усадьбы, да еще двух новых корпусах. Рядом с храмом возвышается «парная», тоже неоготическая, стройная колокольня — за ней домик священника, настоятеля храма, протоиерея Владимира Петровского, милейшего, скромного, внимательного человека, являющего собой уже потерянный тип сельского батюшки, хотя он и москвич.

…Где на четырех высоких лапах

Колокольни звонкие бока

Поднялись, где в поле мятный запах,

И гуляют маки в красных шляпах,

И течет московская река, —

Все бревенчато, дощато, гнуто…

Полноценно цедится минута

На часах песочных. Этот сад

Всех садов и всех лесов дремучей,

И над ним, как над бездонной кручей,

Солнца древнего из сизой тучи

Пристален и нежен долгий взгляд.

Эти стихи («Под Коломной») в 1943 году написала А. А. Ахматова, посвятив их Шервинским, вспоминая в иную лихую годину милое Черкизово, где бывала, гостив в этой замечательной семье, которая здесь оставила по себе добрую славу: профессор медицины В. Д. Шервинский, по воспоминаниям старожилов, был человеком отзывчивым, чутким, это был тот тип русского врача, какого изобразил А. П. Чехов в образе доктора Дымова («Попрыгунья»). Заметный вклад в русскую литературу, особенно в переводческое ее направление, внес его сын, поэт С. В. Шервинский; брат его, архитектор Е. В. Шервинский, построил в селе школу, ставшею первой ступенькой в жизни не для одного поколения жителей Черкизова, Северского, Мячкова… Местные жители высказывают желание о наименовании улицы, ныне Школьной, прежде Красной, а еще раньше Церковной — улицей Шервинских. Есть тут и другие замечательные названия, и что интересно, накрепко связанные с отечественной историей. Одна из черкизовских улиц в народе именовалась Плевна. Будто жили на ней несколько участников знаменитой битвы (1877); но не менее любопытна другая местная «этимология»: жили на этой улице крепкие, кряжистые мужики, и если случалась на селе драка, то чуть ли не всем селом брали «Плевну». Другая улица — Ливада (как будто сокращенное «Ливадия»), прогуливались по ней, почтительно раскланиваясь, тамошние помещики, именитые гости, да простые сельчане. Однако краеведы говорят, что все реже слышны эти милые имена. В печати, правда, робко пробиваются предложения написать особую «Красную книгу топонимов», ведь, действительно, язык крепче любой археологии, любого другого документа «фиксирует» историю, тут, как говорится, «не отвертишься». Любят сельчане свое Черкизово, благодатны места здешние.

Тихо тут, покой, пустые поля, хранящие память о Димитриевых ратях, о Куликовской сече, вдалеке Коломна и безбрежная ширь Отечества, и бездонное, еще голубое сентябрьское небо, - как знать, быть может, такое же, как тогда в 1380-ом…

1) На том месте, где теперь красуется Никольский Угрешский монастырь, князя Димитрию Ивановичу, идущему с войском на Куликово поле, было чудесное знамение. Когда ратники, утомленные дневным переходом, стали на отдых, князь, все думавший об исходе похода, никак не мог заснуть, но, наконец, усталость поборола и его, и он погрузился в дремоту. И вот ему предстало таинственное видение: осиянная звездами, над сосною воздвиглась икона св. Николая Чудотворца, столь почитаемого на Руси. Такое видимое проявление благоволения Божия настолько поразило Димитрия, что он воскликнул с чувством: «Сия вся угреша сердце мое!» С тех пор, как говорят, место сие стало прозываться «Угрешским». Великий князь тогда же дал Господу обет создать обитель на месте явления чудотворного образа. И по благополучном завершении похода он исполнил свое сердечное слово, воздвигнув сначала Никольский собор, а затем устроив и монастырь. Ныне этот монастырь, после долгих лет запустения, возрожден; здесь даже работает Николо-Угрешская семинария; а для жителей поселка с бессмысленным названием «Дзержинский» он стал и любимым местом отдыха и прогулок. Неисповедимы пути Господни, как знать, кто из ныне праздно гуляющих в его пределах, придет сюда совсем иначе.

 

Наталья Масленникова

 

Источник: http://www.rustrana.ru/article.php?nid=13247&sq=19,22,1033,140,1701&crypt=

Как заработать в Интернете: купить диван амстердам в интернет магазине. | Вдали, широкий выбор отелей по всем основным направлениям от гостиница в воронеже.
2008 г. Путеводитель по Коломне, все права защищены.
Все права на фотографии принадлежат фотографу Николаю Лаврентьеву. По вопросам использования фотографий обращайтесь OC@kolomna.wmsite.ru.
 
ВебСтолица.РУ: создай свой бесплатный сайт!  | Пожаловаться  
Движок: Amiro CMS